Продам Хутор в Эстонии

Консультации и Помощь в Покупке и Продаже Недвижимости в Эстонии

Хозяева хутора занялись разведением аляскинских маламутов

Интересная статья на так называемую хуторскую тему опубликована сегодня в газете «Postimees». Это статья о семье бельгийцев, купивших хутор в Южной Эстонии и создавших на его базе питомник по разведению собак редкой породы — сибирских хаски и аляс­кинских маламутов. Впрочем, читайте сами … и может быть, берите в чем-то с хозяев хутора пример.

Мне почему-то кажется, что большинство из нас сможет взять пример с хозяев этого хутора в том, как надо любит животных, как надо идти к поставленной перед собой цели и как добиваться её достижения. Впрочем, вполне возможно, что лично вы узнаете из сегодняшнего материала что-то другое, что будет новым лично для вас и что вы сможете использовать в своей собственной жизни.

В эстонские леса за экзотикой

Месяц назад, когда хозяин и хозяйка хутора поехали в Выру, две сибирские хаски сиганули через забор и задали стрекача. Одна из них вернулась к вечеру обратно домой. Другая — нет.

Попробовали бы вы сами отправиться на поиски дорогого пса, если живете на хуторе в глухом лесу в Южной Эстонии, куда ведет дорога, по весне недели на три превращающаяся в непроходимое болото. Да еще если еще в радиусе нескольких километров нет соседей: несколько ближайших хуторов уже давным-давно заброшены. И зарастают кустарником. Самые настоящие задворки Эстонии!

Но именно здесь, на хуторе в окрестностях Сару, куда не заглядывают вездесущие туристы, возродилась новая жизнь. И возрождение пришло из Европы. Теперь для охочих до экзотики европейцев Сару приобрело особую привлекательность.

В поисках дома

Стивен Литер (36), когда-то работавший в Бельгии почтальоном, в молодости любил колесить по свету. В конце концов судьба привела его в шведскую Лапландию и превратила в собаковода. Именно там его посетила мысль создать свою собственную ферму-питомник для ездовых собак.

Он приобрел двух аляскинских маламутов, обучил их, купил колесные сани, погрузил на них свой нехитрый скарб и шесть лет назад в ноябре двинулся в путь в направлении Финляндии. В день они проходили от 30 до 50 километров.

Собаки выбились из сил окончательно где-то под рождество, когда до литовско-польской границы оставалось уже совсем недалеко, а за плечами было 1800 км. Стивен понял, что до финской Лап­ландии ему не добраться. Поэтому он решил остаться в странах Балтии. Ему хотелось своими глазами убедиться в том, действительно ли эти страны, как рассказывают, то же самое, что и Россия.

Автостопом Стивен добрался до Риги. Там сел на поезд и доехал до латвийского города Валка. Нет, Балтия не похожа на Россию, понял он. И, перейдя границу Эстонии, попал в город Валга. Найдя ближайшее бюро недвижимости, он сообщил, что желает приобрести ферму.

Сбережений бельгийского почтальона, по его словам, оказалось вполне достаточно для того, чтобы купить старый хутор в Южной Эстонии.

Однако первый хутор, который он купил неподалеку от Антсла в Тсоору, был не очень удобен — стада коров и прочая домашняя скотина беспокоили его питомцев. Новое, еще более уединенное место он нашел сам — хутор Вахи неподалеку от деревни Сару.

Поменял старые потолки, полы и окна, провел воду и электричество. И конечно же, Интернет. Благодаря всемирной Сети через три с половиной года в жизни Стивена произошло еще одно серьезное изменение.

Еду для себя Стивен покупал в небольшом магазинчике в шести километрах от хутора, но для собак требовалось специальное качественное питание. Какое именно, он стал выяснять на голландском форуме, посвященном собачьему питанию.

Дорогие собаки

На тот самый форум заглядывала и изучавшая психологию Эстер Куатфасс (35), которая работала под Амстердамом в центре управления полетами аэропорта Шифол, а в свободное время занимался тем, что тренировала легавых. На форуме они со Стивеном и встретились.

Через несколько месяцев под рождество Эстер прилетела в Таллинн. И они впервые увидели друг друга. Когда Эстер летела обратно, она уже приняла решение продать свой дом в Амстердаме и перебраться к Стивену в лес в Эстонию. Ее привлекло там то же, что и Стивена: покой, тишина и удаленность от города.

Оба они более-менее понимают по-эстонски, однако пока не говорят. Год назад мама Эстер приезжала, чтобы своими глазами увидеть, куда это перебралась ее дочь. Ей понравилось.

Сегодня на хуторе Вахи в выгородке бегают 27 собак, среди них имеются сибирские хаски и аляс­кинские маламуты, самоедские и гренландские ездовые собаки.

Все эти северные породы используются для езды на санных упряжках. Зимой их надо кормить мясом, по крайней мере по килограмму в день на каждую. Вдобавок еще специальный собачий корм, который приходится привозить из Таллинна раз в полгода. Около 70 15-килограммовых мешков за один раз. На корм собакам каждый месяц уходит 8000 крон.
Меньше не получается, потому что к зимнему сезону собаки должны быть в форме, чтобы сполна отработать затраты своих хозяев.

В это время из Западной Европы на хутор Вахи наезжают туристы, чтобы совершить на собачьих упряжках через заснеженные леса и покрытые льдом озера 100-километровый трехдневный поход с двумя ночевками под открытым небом. Программа продолжительностью до пяти дней обходится на одного человека в 930 евро.

Тем не менее желающих даже больше, чем Стивен и Эстер в состоянии принять. Да и собаки тоже: в конце недели им необходимы для отдыха два выходных.

Хотя Стивен заявляет, что ведет в Эстонии ту самую жизнь, о которой мечтал — и Эстер никак не выказывает несогласия с ним по этому поводу, — останутся ли они здесь и дальше, зависит от того, насколько долгие и снежные зимы ожидают нас в последующие годы.

Если снегом нас природа баловать не будет, видимо, Стивену и Эстер придется двигаться далее на север, в Финляндию, а это значит, что один хутор, затерянный в эстонской глубинке, опус­теет вновь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Продам Хутор в Эстонии © 2007-2017